Tvangeste /

Birth of the Hero

The spirit of Prussia will burn in hearts
Until the holy flame of Perkuno is burning
In the heart of sacred woods
Invisible for eyes of simple mortals

The thunder announces the birth of the hero
In nightly silence of the sleeping earth
And the lightning's brightening the baby's face
And his first cry that breaks the darkness.

And fierce wind echoes the baby's cry
And thrills the sky, anticipating the events
Tears off the leaves from ancient trees,
Rejoices the great omen.

The new-born mind as blank paper,
Clean, empty and light like the calm surface of water,
As the grown sprout tears the air apart,
Gathers dust of life on the fresh leaves.
And with the long root absorbing dirt
From all that are going to rotten near
The sprout is hardening, it doesn't want to,
But it will wither like those near that couldn't leave.

Born to be Defender of Native Land
Born to be rain, giving life
Born to be free as a proud bird
Flying in the sky
Born to be stronger than the sword and the storm
Born to be the river's flow
Born to be boiling wolf's blood
to be Flame of Hope
Born to be himself amongst the lost souls

The black hands of storm-clouds are clenching the sun
The wind is bringing anxiety, thrilling the ear.
Beyond the dark horizon the seed of war is ripening
Bringing the smell of death.
The warrior will fight for his people,
For the rivers and forests of grey gods,
For the holy flame of Perkuno

The sunlight is fading...
The day is dying away scratching the sky with its last rays
The last quiet day before the war
The last calm before the storm
The ground is trembling already
And Prussia stands still awaiting

Перевод:

Дух Пруссии до тех пор будет гореть в сердцах
Покуда в чаще священного леса
Невидимый глазам обычных смертных
Сияет (пылает) Перкуно священный огонь

Гром объявляет о рождении героя
В ночной тиши задремавшей земли
И молний свет лицо младенца озаряет
Как первый крик его, раздвинувший тьму
И плачу детскому свирепый вторит ветер,
Волнуя небо в предвкушении событий,
Срывая листья с вековых деревьев
И радуясь великому знаменью.

Рожденный разум, листом бумаги чистым
Пустым и светлым, словно гладь спокойная воды
Ростком проросшим разрывая воздух
На листья свежие собирает жизненную пыль
И всасывая грязь глубоким корнем
От всех, кто рядом собирался гнить
Грубеет стебель, не хочет. Но зачахнет
Как те, кто рядом не умели жить.

Рожденный быть сильнее бури грозной
Рожденный чистою быть горною водой
Рожденный быть свободней птицы гордой
Рожденный быть горячей волчьей кровью
Рожденный быть собой среди заблудших душ
Рожденный быть дождем, дающим жизнь
Рожденный быть течением реки
Рожденный быть огнем надежды

Руки черных туч сжимают солнце
Несет тревогу ветер, слух волнуя
За горизонтом темным зреет
Зерно войны, несущей запах смерти
За свой народ сражаться будет воин
За реки и леса богов седых
За пламя священного огня Перкуно,
Хранящего дух Пруссии

Гаснет солнце, врастая тихо в землю
Гаснет день, царапая небо последними лучами
Последний тихий день перед войною
Последнее спокойствие перед бурей
За тишиной уже дрожит земля
И Пруссия в ожиданьи замерла.