Зимовье зверей /

Carmen Horrendum

Бродяга-рыцарь растерял себя на виражах.
Завис под низким потолком в бою после обеда.
И ты с судьбой теперь на "вы" и с правдой на ножах.
Тебя воротит от людей, и каждый день - как день победы.

И застила твоё окно
Тупая пелена.
И мельницы тебя давно
Не вдохновляют на
Безумие во имя...
И я смотрю твоими
На все глазами
И сползаю
Постепенно ниже дна.

Но - сходи, Дон Кихот, с ума!
Сойди, Дон Кихот, с ума!
И всем им, всем докажи,
Что их разуму - грош цена!

Украдкою в круговерть
Тебя украдет не смерть, -
Тебя уничтожит жизнь.
А смерть - что тебе она!..

Бродяга-рыцарь расплескал себя по кабакам.
Не приобрёл других врагов в ином подлунном сквере,
Где каждый молится собой придуманным богам,
А ты бы рад, да ты придумал ерунду и - не поверил.

И ты с утра готов удрать
В дремучие леса,
Но лестницы тебя опять
Не выпускают за
Домашние границы.
И боли в пояснице
Нас побратали
Крепче стали,
Крепче брани за глаза.

Но - влезай, Робин Гуд, в их сны!
Кромсай, Робин Гуд, их сны!
Стратеги обречены,
Когда в их мыслях - весна!

Ты примешь смерть от тоски,
В лесные попав тиски,
А вовсе не от войны.
А война - что тебе она!..

Бедняга-рыцарь разменял себя по мелочам.
Пустил свой образ по ветру и сдал коня в аренду.
И больше, больше никогда над раной у плеча
Тебе Кармен под хор сирен не пропоет Carmen Horrendum.

И больше не скользить тебе
По спальням при Луне,
Не бить пращёю по судьбе,
Не возвращаться, не
Пускаться в авантюры!
Всех сил - на увертюры
Хватило лишь,
Но мы не учли, что
На войне, как на войне...

Но - ищи, Дон Гуан, своё!
Найди, Дон Гуан, своё!
И ей одной посвяти
Последний, посмертный том.

Сквозь сердце прогнав копьё,
Ты примешь смерть от неё,
А стоит ли, или нет -
Поймёшь как-нибудь потом...