Тающий снег на щеках,
Ветер в остывших глазницах,
Ночи подкравшийся страх
В сердце ворвавшийся птицей.

Крик на застывших губах,
Крепко гортанью зажатый;
Тающий снег на щеках,
Снег на ладони разжатой.

Паденье снега на ладонь, прикосновенью смерти равно... Бровей мучительный излом, глаза как две больные раны окинут мир прощальным взглядом; застрянет в горле тихий вздох...

Рвущий изгибы ключиц,
Льдом обжигающий кожу,
Падавший медленно вниз
В ночь тишиною тревожной.

Дырами чёрных глазниц,
Птичьей встревоженной стаей,
Рвущий изгибы ключиц,
Кожу декабрь вскрывает.